NETNATION



Версия для печати

NetNation

ВЗРОСЛЫЕ СТРАХИ КОМПЬЮТЕРНОЙ ЭРЫ

Украинская оппозиция Internet-у
"Если бы глупость была смертным грехом, в Аду бы уже давно не осталось места"




Это прозвучит банально, но мир стоит на пороге новой революции. На сей раз - технолого-экономической. Но нас с вами там нет. И вот почему. Представьте: вместо того, чтобы бежать поутру за бутылкой молока для детишек, Вы выбираете нужный напиток на экране домашнего компьютера в системе местной электронной торговли, и через четверть часа получаете искомый продукт от посыльного, не вылезая из халата. Ничего особо фантастического, правда? В конце концов, еще при "Совке" в гастрономах работали отделы предварительных заказов. А теперь представьте, что в то же утро, таким же образом Вы заказываете себе в Германии подержанный "BMW", после чего прикупаете пакет акций "General Motors" на Нью-йоркской бирже и избавляетесь от пакета акций "No-name Computer" на Лондонской. Потом оформляете для Вашей компании запрос на пересылку комплекта программного обеспечения от фирмы "Oracle" тысяч на пятьсот гривен. И пока несколько десятков мегабайт компьютерных программ перетекает на ваш сервер минуя десяток государственных границ, выпиваете чашечку кофе с тем самым молоком, и уезжаете в офис...
Представили, да?
Всё было бы именно так, обыденно и спокойно, где-нибудь в Брюсселе или Калифорнии. Имеется, однако, существенное различие между зарубежными и местными условиями. Я сейчас покажу Вами несколько глянцево-голубых открыток - как сказал бы классик. Пока вы отдыхаете в автомобильной пробке, цена вашего BMW на таможне взлетает вдвое, потому что рабочий объем двигателя машины аккурат попал под изданный вчера вечером подзаконный Указ Кабмина о поддержке местных производителей самокатов. В это же время служащий районной налоговой инспекции впадает в состояние истерики, и в предвкушении невиданной премии выпивает литр кофе. Как же: полмиллиона оборотных средств вашей фирмы за два часа трансформировались в основные при полном отсутствии чего-либо осязаемого, что можно было бы подержать в руках или просто понять. Не выдержав возбуждения он кричит, его увозят. У вашего Интернет-провайдера конфискуют сервер, имущество, жену и водительские права. А его самого везут на допрос по поводу перевода за рубеж сверхкрупных сумм безналичных средств без разрешения Нацбанка страны. Три товарища в штатском тихо и без усилий открывают надежнейшую металлическую дверь Вашей квартиры, и начинают планомерный обыск, пытаясь обнаружить припасенные для передачи за рубеж государственные секреты. Будучи людьми по природе наблюдательными и аналитического склада, они догадываются, что все имеющие какую-либо стоимость госсекреты уже проданы, но служебный долг и спортивный интерес берут свое. Армейское подразделение, вооруженное топорами, десантируется с вертолетов у государственной границы, и начинает рубить кабеля Всемирной Информационной магистрали, чтобы на деле выполнить парламентский мораторий на валютные операции отечественных фирм за рубежом. Летят искры.
...Отчего же - спросите вы - при одинаковых действиях результаты столь различны? С маху этого подробно не объяснить, как не измерить аршином знаменитую славянскую душу. Но основная причина кроется все-таки в неадекватном понимании государством и обществом некоторых общемировых процессов.

I. "А сзади у него - излучение".
В одном крупном учреждении пара почтенных дам устроила мне жуткую сцену. "Не ставьте монитор на мой стол: это же радиация!" "Я не могу сидеть против ее компьютера: с тыльной части у него исходят смертельные лучи":
Мониторы в офисе ставились новейшие, отвечающие строгому стандарту безопасности ТСО-95, однако этот бред продолжался несколько дней, пока всё более-менее не успокоилось под влиянием примера других сотрудников. Оказалось даже, что у одной из дам компьютер имеет внук, а у другой зять - программист: - Но вы же не боитесь за внука, который сидит перед монитором? - спрашивал я. - Ну, то перед, - следовал ответ. - А все говорят, что сзади у него излучение":
Выяснилось, что горе - от газет. Действительно, даже мне, человеку, который бумажные газеты в руки берет от случая к случаю, в последние три месяца попалось штук восемь потрясающих в смысле идиотизма публикаций.
Самые невинные повествовали о страшном кистевом синдроме, поражающем тех, кто использует компьютерную клавиатуру. Постоянные сотрясения кисти и однообразные движения, знаете-ли, с неизбежностью вызывают некий неизлечимый болевой синдром: Странно, но в данных статьях отчего-то совсем не упоминались ни синдромы, развивающиеся у профессиональных рельсоукладчиц, ни даже те усилия, которыми машинистки до сих пор приводят в движение клавиши и каретки популярных пишущих машинок: всех этих слегка механизированных "Оптим" да "Ятраней": Поразмыслив, я сделал вывод, что у машинисток старых времен от кистевого синдрома имелся специфический иммунитет, трагически утраченный в ходе дальнейшей эволюции, перестройки и становления местной государственности:
Далее в популярнейшей столичной газете появился опус, где повествовалось, как некий посетитель аттракциона, надев шлем виртуальной реальности, спрыгнул с ума. Он не мог сесть на стул, ибо ему казалось, что стул убегает: Естественно, статья заканчивалась пассажем о вреде виртуальной реальности как таковой.
Судя по примеру случай был единичный (если был), но главное - газета ничего не сообщала об общей статистике. Читатель не получал никаких сведений касательно того, сколько граждан в год сходит с ума на аттракционах, а сколько, к примеру - в помещениях редакций газет. Или сколько людей с неустойчивой психикой постоянно посещает редакции и другие аттракционы. Доподлинно было известно только, что Джон такой-то сошел с ума. И исключительно на этом основании виртуальной реальности выносился суровый приговор.
Потом появилась серия статей о компьютерной безопасности (как достается бедным банкам и наивным, беззащитным спецслужбам от хакеров). Потом - и в большом количестве - о вреде Интернет, где электронная сеть рассматривалась исключительно как рассадник порнографии. Даже в излюбленном "Зеркале недели" всплыла леденящая душу статья об ужасах жизни на "электронной границе", больше похожая на фантастический боевичок (вживление процессоров в тела преступников и другие страсти).
Наконец ряд газет сдублировал заметку о японских детях, которые массово заболели эпилепсией после просмотра созданного при помощи компьютеров мультфильма: О Японском Городовом, съеденном "ноутбуком", статей пока не было. Но дело к тому идет, и с завидным постоянством, примерно раз в неделю, то одна, то другая украинская газета предупреждает человечество о вреде компьютерной техники.
Профессиональные компьютерные издания этого феномена не замечают: для них данные проблемы лежат скорее в плоскости теоретической психотерапии, нежели в области реальной. Но компьютерная индустрия сильна не профессионалами, она сильна количеством пользователей. А потенциальные пользователи как раз читают массовые газеты. И в результате предпочитают лопаты и кайла клавиатуре, а в офисе надевают на головы супные кастрюли с тем, чтобы уберечься от "смертельного излучения":
Сие свидетельствует о том, что мы имеем дело с непониманием сути процесса информатизации. Но не только. Мы имеем дело одновременно с достаточно явственным сопротивлением этому процессу, причем как раз на уровне акций, направленных на самое массовое сознание, ибо негатив формируется на уровне слухов.
Следует признать, правда, что "негатив" для рядовых граждан - просто ничто в сравнении с апокалиптическими сюжетами, предуготованными для госслужащих:

II. Государство и Порнография
Я живо представляю себе эти сцены.
Министерство обороны подписывает контракт с Intel и Microsoft на поставку компьютеров. Украинские военные полагают, что эта техника поможет им оформлять жалобы по поводу задержки зарплат и рапорта на увольнение.
Ха! Не тут-то было: злые враги не дремлют. Глава международной технологической империи Intel Энди Гроув и шеф возглавляющей список Доу-Джонса софтверной корпорации Microsoft Билл Гейтс мечтают об одном: обезглавить украинскую армию. Поздно ночью, скрежеща зубами, инженеры Гроува запихивают в каждый компьютер пачку динамита, а в каждый монитор - боевой лазерный излучатель, одолженный у "Терминатора".
Министерство обороны Украины устанавливает компьютеры. "Не вскрывать!" - написано на них. Праздник, пьянка, все поют и веселятся. Украинские специалисты из Института проблем математических машин и систем недоумевают только, отчего инструкция требует подключения к каждому бесплатному компьютеру спутниковой антенны ценой в три тысячи условных единиц. "Что-то здесь не то - говорит передовой украинский академик Морозов генералам. - а вдруг там бомбы?" Но генералы поднимают его на смех, так как во-первых получили от империалистов взятку, а во-вторых боятся прекращения фирменной гарантии.
В торжественной обстановке, с саблями наголо, министр, старшие офицеры, младшие офицеры, прапорщики, сержанты и старшины, строем садятся за ряды терминалов. Министр набирает свои первые слова: "Батьку Президенте"! Смех, ликование.
Но тут инженеры Microsoft, скрежеща зубами, нажимают большую красную кнопку, и посылают через спутник сигнал на уничтожение. Взрывы, крики, дым, огонь и кровь. Intel-овские лазеры из разбитых терминалов шарят по развалинам Министерства Обороны в поисках случайно оставшихся в живых.
Армия обезглавлена. Украина теряет независимость. Противник с самолетов разбрасывает над территорией поверженной страны специальные устройства (показываются мельком). Подростки и студенты надевают их, и без возврата погружаются в засасывающий ужас виртуальной реальности... Страна впадает во мрак и порнографию.
Занавес.
Увы: мы имеем дело не с маниакальным бредом и не с сочинением пятиклассника, насмотревшегося "ужастиков" перед уроком того, что в гимназиях наших гордо именуется "компьютерной грамотностью". Мы имеем дело с мизансценой, всецело построенной на изречениях директора Института проблем математических машин и систем НАНУ, опубликованных в правительственном украинском издании. В частности - следующего толка:
"Учитывая, что сейчас компьютерная техника имеется в каждом кабинете управленца, страх берет от абсолютной незащищенности нашего государства. Представьте только последствия такой ситуации. Министерство обороны через частную фирму закупает для военных нужд вычислительную технику. Фирма, зная, куда пойдет эта техника, устанавливает туда систему физического уничтожения, которая в нужный момент срабатывает: "
Нет смысла детально анализировать данный пассаж, как и разъяснять принципы работы компьютерных фирм на жесточайше-конкурентном рынке. Примеры, когда фирмы - производители компьютерного обеспечения по собственной инициативе идут на бесплатную замену процессоров у миллионов пользователей при обнаружении возможности ошибки в вычислениях, вероятной как 10-6 степени, выглядели бы здесь чересчур тонкой аргументацией. Рискну лишь злоупотребить читательским вниманием и привести еще несколько прямых цитат с комментариями - с целью пройтись по фактам прежде, чем пытаться проанализировать всю ситуацию.
"Интернет захламлен примерно на 70 процентов информацией порнографического или эротического содержания, которую без проблем могут получать наши дети"
Хлёсткая фраза бьёт по естественным чувствам большинства родителей. Но она же есть откровенная ерунда. Ерунда не столько в том смысле, что Интернет не захламлен, сколько в том понимании, что указанная процентная концентрация является абсолютно бредовой. К примеру, общедоступных тематических групп в Интернет - около 15 тысяч, из них лишь около сотни конференций могут содержать (и десяток- наподобие alt.sex - точно содержат) нежелательную для детей и подростков информацию. Гражданам с академическими званиями нетрудно будет подсчитать, о 70 ли процентах идет речь:
Основу и фундамент Сети составляет коммерческая, рекламная и научная информация, а отнюдь не секс и не порнография. Сайты с непристойными картинками существуют, но вот доступ детей к ним как раз затруднен: после того, как американский Конгресс пытался обрести контроль над содержательной частью сайтов и проиграл в суде (нарушение принципа свободы распространения информации!), владельцев серверов со слишком откровенным содержанием обязали к кое-какому контролю посетителей. Обычно вы не можете получить через Интернет явно-двусмысленной информации, не доказав собственного совершеннолетия, то есть не введя номер банковской карточки и не уплатив по счету. Не то чтобы это было жесткое правило, но статистически закономерность такова: Кроме того, выпущена серия специальных (и как правило бесплатных) программ, позволяющих родителям "закрыть" от ребенка не только отдельные нежелательные сайты, но и целые тематические разделы. Напомню, что лекарства и оружейные шкафы тоже рекомендуется надежно закрывать от детей, но при этом никто пока не требует распятия аптекарей либо повешения оружейников.
Конечно, если украинскому ребенку со скверными наклонностями подарят хороший компьютер (более тысячи долларов), если предоставят ему выход в Сеть (доллара два в час), если он после этого украдет у родителя пластиковую карточку (не всякую, кстати), если затем сломает защиту программы-"протектора", а потом изрядно поищет:
У Вас имеется пластиковая банковская карточка, не говоря уже о компьютере и канале связи с Интернет? Хотел бы я, чтобы хотя бы один процент моих читателей ответил "Да": Но в любом случае то, что творится вечером на скамейке за углом каждого дома, равно как и то, что изображено на обложках газет и журналов, легально продающихся в каждом подземном переходе, должно вызывать больше опасений касательно нравственности малолетних...

III. Страдальцы ерундой
Простите, отвлёкся: Вернемся к откровениям академика Морозова, добросовестно сконцентрировавшим в себе дух десятков разрозненных публикаций последних лет.
"Чем больше людей работают с Интернетом, тем большее их число можно направить в нужное русло: Всё это может оказаться спланированной акцией."
"Если перед компьютерным опиумом не будет создан разумный барьер, виртуальная реальность нанесет миру вред больший, чем наркотики."
"Необходимо создать систему какого-то интеллектуально-информационного контроля всего, что вводится в Интернет":

Итак, "компьютерный опиум" для простодушного украинского народа: Эта формулировка, патологически напоминающая что-то из недавней истории, очень занятно звучит в устах директора профильного института, напрямую причастного к созданию, например, компьютеризированного ситуационного центра Президента:
Чего больше в этих фразах: элементарного непонимания сути Интернет? Попытки сознательной дискредитации одной из наиболее демократических идей уходящего века?..
Из морозовских посылок хотя бы в общих чертах знакомый с проблематикой читатель может сделать один из двух логически-непротиворечивых и небезынтересных выводов.
Первое, что приходит на ум - что украинским институтам нечего делать. Их уровень настолько низок, что большинство проектов можно просто назвать бредом. Естественно, что будучи выполнены, бредовые проекты приносят бредовые же результаты.
А если это не так? Или не совсем так? И если страдальцы за наши с вами души, которые пишут всю эту ерунду про смертельное излучение мониторов и наркоманию виртуальной реальности, понимают, что происходит? Тогда диагноз серьезней. Этот диагноз говорит о том, что украинским властям абсолютно не нужна массовая компьютеризация как таковая.
Самое интересное, что оба вывода едва ли противоречат друг другу:

IV. "Органы" и Ресурс

Если известно, что все кастрюли в стране производится как побочный продукт на танковых и ракетных заводах, то значит ли это, что каждый купивший кастрюлю гражданин есть танкист и террорист? Как человек последовательный, академик Морозов должен был бы на этот вопрос ответить "Да!" в полном соответствии с собственной логикой.
Действительно, Интернет (Интернациональная Сеть, или Сеть) начинался с локальной системы связи военного ведомства США, в пределах которой были разработаны эффективные протоколы передачи данных. Но все основные мирные технологии XX века начинались в схожих условиях, как побочный продукт повального милитаризма. Однако в военных разработках не заложен механизм самоокупаемости, и без финансовой отдачи они не могут получить развития. Таким образом общество (и быстрее всего - демократическое общество, где налогоплательщик реально, а не "по Конституции", может контролировать государство), рано или поздно получает технологии в собственное распоряжение. Это касается и Интернет, как объединения разноплановых локальных компьютерных сетей. И виртуальной реальности, которая создавалась для научного моделирования реальных процессов и как интуитивный, трехмерный интерфейс доступа к данным.
Уже более двух десятков лет Интернет развивается как массовая, не подконтрольная ни правительствам, ни ведомствам, ни партиям среда общения, в которой кто угодно волен распространять информацию, которую считает нужной, но никто не обязан принимать не интересующую его информацию. В определенном смысле Интернет есть среднестатистический идеал свободы вообще и свободы слова - в частности.
И чем шире разрастается Интернет , чем большее число граждан разных стран приобретает компьютеры и подключаются к Сети - тем адекватнее Интернет отражает интересы и увлечения гражданского общества. Имеются ли в обществе, скажем, сексуальные меньшинства или террористы? Да. Большинство ли их? Нет, ибо в противном случае гражданское общество перестало бы существовать. Эта ситуация, как и многие другие, отражена в Интернет в соответствующей процентной концентрации. Там есть и сайты кретинических сектантских учений, и сайты правительственных программ помощи голодающим. Перерыв горы переведенной в электронный вид литературы, вы, быть может, найдете книжку с рецептами изготовления бомбы или взламывания дверей, но гораздо быстрее вы найдете полное собрание сочинений Шекспира либо альбомы современной живописи.
Таким образом единственный путь к усовершенствованию Интернет - это усовершенствование общества. Создайте в своей стране сносные условия для бизнеса, позвольте гражданам выйти на уровень нормальной обеспеченности, не ограничивайте их свободу в получении корректной информации, - и вы получите в валовом подсчете гораздо меньший процент информационного ресурса, обслуживающего моральный и политический экстремизм.
Проблемы же взлома государственного информационного ресурса в смысле выхода в Интернет официальных структур есть всецело проблемы инженерные. В конце-концов, Интернет - это отнюдь не государственные сети, и наоборот. Отсюда идея "Украинского Интернет", излюбленная в последнее время в государственных кругах, есть нонсенс по определению. И если у министерств и ведомств нет инженеров, способных грамотно применить стандартную аппаратуру для разграничения доступа, то для решения проблемы вовсе не обязательно грабить налогоплательщика и создавать новые контролирующие структуры. Да просто не выходите в Интернациональную Сеть! Зачем вам? Порнографию рассматривать?!
Тут находим мы интересный факт, эдакий крючок, на который академик Морозов ловит сам себя. Фальсифицировать информацию так, чтобы никто не докопался до сути, можно только в замкнутых, внутриведомственных сетях, где информационный ресурс находится в ведении "узкой группы ограниченных специалистов" и аналитиков. Украинские институты частотно заняты именно такими, "ДСП", проектами. Много ли в подобных системах проку без выхода вовне, без возможности широкого анализа мировых и внутренних тенденций, без получения из массовой публичной сети реального среза общественного мнения - никого не интересует. Хотя результаты уже проведенных экспериментов, результаты применения всех этих закрытых "ситуационных центров" налицо: это, собственно говоря, результаты выборов.
Тем не менее именно создание локального, контролируемого ресурса есть голубая мечта наших околоинформатических и других служб. Ещё два года тому ответственный товарищ из Национального Агентства по информатизации сетовал на пресс-конференции, что через Интернет "высасываются мозги украинских ученых" (а почему бы и нет, к слову - раз система внутри страны не способна предоставить альтернативу?) Известно, что Президентом подписан Указ об "упорядочении деятельности" в Интернет, ставящий внешние каналы связи под контроль государства и допускающий немерянное количество трактовок. Наконец, при том же НАИ создана Комиссия по информационной безопасности (КИБ):
Учитывая, что на состояние мирового Интернет украинские государственные структуры не могут оказать влияния, что им остаётся для внутреннего потребления? Исключительно вот что:
- Запрещать, Разрешать, Лицензировать.
Первое действие касается информационных свобод граждан и выполняет роль кнута для предприятий бизнеса высоких технологий. Два других - эксклюзивно касательны вопроса кормления госчиновничества, и есть Священная Корова, Альфа и Омега государственного управления.

V. Ошибки старорежимной логики.
Не понимая сути явления, государственные структуры воспринимают Интернет как нечто, что должно ПРИНАДЛЕЖАТЬ им.
Повторюсь: поскольку Сеть есть демократическое образование, она более или менее отражает круг интересов и наклонностей демократического общества.
Это-то и служит камнем преткновения для украинских функционеров. Ибо получается, что на фоне систематизированного чиновничьего беспредела развивается свободный, широкодоступный и совершенно неподконтрольный информационный ресурс.
Поскольку Сеть предлагает существенно более высокий уровень демократии, чем обеспечивает местная власть - Интернет служит раздражителем. Пример: любой гражданин Штатов может написать электронное письмо Президенту, министру либо сенатору, и на это письмо ответят. Не важно, что не сам Президент либо министр - важна статусность и оперативность ответа, а также принципиальная доступность любого должностного лица, достигнутая не без помощи электронных средств. В Украинской бюрократии, всецело построенной на долговременном круговороте бумаг, такой подход к делу полагается оскорблением Устоев.
Благодаря Сети человек может получить более качественный сервис, нежели обеспечивает местная промышленность. И это тоже раздражает, ибо лишает заказов производителей местного брака. Уже сегодня, пользуясь стандартными электронными карточками, вы можете заказать тысячи вещей через Интернет, и получить их через несколько дней из рук почтового курьера. На фоне низкого качества отечественных товаров и баснословных таможенных пошлин, на фоне тотальной и ничем не мотивированной почтовой перлюстрации - такая услуга выглядит опасной.
Раздражает и принципиальная неподконтрольность действий. Как же так? Иванов связался с Америкой по проводам! А что это он там, мерзавец, делал? Да ясно: продавал государственные секреты: что же еще?!
Здесь приведен, видимо, далеко не полный список опасений, имеющихся у всяческих агентств и комиссий, коих принято именовать компетентными. И опасения эти - закономерны. Я не противоречу себе последней фразой, ибо проблема - не в факте, а в его сути: для какого общества характерны подобные опасения? Для тоталитарного. Для общества тотального Контроля, Разрешительных Систем и Запретов. Последняя процитированная фраза академика Морозова говорит сама за себя: "контроля всего, что вводится в Интернет" - вот что желается украинским функционерам.
Отметая манию величия, имманентно присущую отечественной науке и бюрократии, мы получаем в сухом остатке нарастание информационного террора внутри страны. Начиная с памятного случая репрессий против одного из ведущих провайдеров в прошлом году, через создание специальных комиссий и комитетов по контролю за информацией и через монополию государства на электронные сети передачи данных - не придем ли мы к состоянию относительной оторванности от общемировых коммуникационных процессов и попыткам создания нового "железного занавеса" - теперь уже в области информационных технологий?
Возможно, эти опасения пока преувеличены. Но им лучше, тем не менее, быть вербализованными, если только вербализация опасений хотя бы в малой степени служит препятствием их осуществлению. Фактов же, которые могут вызвать опасения - хоть отбавляй. Последний пример - краткий очерк эффективности украинских международных контактов в сфере информатики за последние несколько лет - я позволю себе привести отдельно. Ибо неясно еще, является он следствием выше помянутых опасений, или одной из их дополнительных причин:

VI. Шевеление
Раза два в год, попеременно на Европейском и Американском континенте, наступают праздничные дни. Однако это не Рождество Христово и не карнавал: это под шелест телеграмм на крупный международный Форум по вопросам информатики прибывает украинская делегация.
С трапа медленно сходят важные гости: руководители министерств и ведомств, их замы, десяток помощников, переводчики, жены, оформленные подавальщицами кофе, и равное количество Просто Нужных Людей. Последними самолет покидают помятые, с хронически красными глазами, Консультант и Инженер.
Перевернув ограждение, жены бросаются по магазинам. Нужные Люди тихо исчезают в неизвестном направлении. Поредевшая делегация медленно движется к выходу, подписывая по дороге важные межправительственные документы.
На Форуме открывается стенд, где страдающие Инженер и Консультант убеждают прохожих в прелести совместных проектов. Профильный Министр выступает с речью о том, что немедленно, отныне и навеки Украина присоединяется к Международному Информационному Сообществу, и тотчас по возращении делегации в Киев будут приняты соответствующие законы. Он говорит, что увидел всё, что создало Международное Сообщество, и вот, за некоторыми значительными оговорками, хорошо весьма.
Председатель Комитета Z по Восточной Европе, Пабло Браччолини, аплодирует стоя. Николло Бертруччи и Токуа Кагава подписывают соглашения о немедленном открытии финансирования. Украинская сторона безостановочно парафирует меморандумы и назначает ответственных. Рафаэль Санти запечатлевает сцену новой фотокамерой для моментальных снимков 3x4 квадратных метра. Times выходит с анонсом на всю первую полосу: "Украина соглашается войти в Сообщество за счет принимающей стороны". - Как вы предполагаете разворачивать сотрудничество? - спрашивает корреспондент Figaro. - Немедленно и бурно! - отвечает Министр - и все едут в ресторан и получать суточные.
Через неделю, совершив вояж от столицы до побережья, делегация отлетает. - Ты получишь ответ на свои инициативы послезавтра, Па - говорит Министр, и трижды целует Председателя Комитета Z в заплаканное лицо. - Правда? - спрашивает Председатель Комитета Z. - Правда! - отвечает Министр, исчезая в самолете. Марья Павловна целует Дженнифер Роган. Жены целуют охранников. Консультант целует поручень трапа. Все плачут. Ударяют фанфары, и самолет поднимается в воздух.
И сразу за ним в светлом, прозрачном и солоноватом воздухе океанского побережья падает тяжелый драповый занавес.
- Вы посылали напоминание? - спрашивает через месяц Браччолини у секретарши. - Автомат отсылает его каждый день, сеньор! - отвечает она.
- Согласно подписанному договору срочно вышлите форму А2 - телеграфирует профессор Бертруччи. Молчание.
- Американский Сенат тридцать второй раз запрашивает Консультанта о возможности предоставления обещанных проектов...
Nobody answered.
Постепенно поток запросов иссякает. Месяца через два прекращаются письма из Европы. Через три - факсы из Америки. Через четыре месяца на вопрос, не слышал ли он что-либо об Украине, Председатель Комитета Z напряженно морщит лоб, пытаясь осознать, с чем же таким отрицательным ассоциируется у него это слово.
Неизбежно всё успокаивается в полном согласии с вечными Законами термодинамики. Ситуация вновь обретает былую энергетическую равновесность, из которой ясно, что нечто - не может возникнуть из ничего, и что если какое-либо национальное сообщество в общем и целом представляет собой болото - то это всерьез и надолго.
Но тут подходит урочный час, и на ином континенте начинается иной международный форум...

Юрий Радченко,
специалист в области Интернет и виртуальной реальности, журналист.


Webmaster
(c) I.A. K.I.S.S.