NETNATION



Версия для печати

NetNation

БОЛЬШОЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ!..

Факты с комментариями
Героическим создателям "уютных условий" для местного бизнеса посвящается.
Сотрудники Госкомсвязи и СБУ недовольны тем, что Парламент отменил президентский Указ о контроле над Интернет, и намерены "бороться до победного конца". Вопрос: чьего конца - демократии или провайдерского бизнеса - остаётся открытым.
"Господь наш толико чудесно учинил человека, что сколько не рыскай за мотивами, как ни сыпь разумными доводами, а всё не объяснишь как следует, почему и откуда берётся субъект, способный прикончить ближнего..."
Владимир Набоков, "Бледное пламя"




I.
14 сентября, в "Фактах", аккурат меж поздравлениями и некрологами, появилась статья Ирины Десятниковой с пугающим названием: "Всемирная сеть Интернет опутана спецслужбами". Остроумная и осторожная, Ирина построила свой материал так, чтобы он выглядел подчеркнуто-отстраненно: эдакий обзор проблемы "с высоты птичьего полёта". Сие, однако, не совсем получилось, хотя и не по вине журналистки. Прежде всего - подкачали примеры: консультирующим Ирину специалистам, очевидно, не удалось найти ни одного, где Интернет в нашей стране служил бы основным средством передачи данных для каких-нибудь явных преступников. Поэтому в одном из двух примеров жутких преступных связей (курсант военного училища передаёт "одной иностранной разведке" документацию зенитно-ракетного комплекса, ЗРК) использовался: телефон. А во втором - с завозом из Эквадора кокаиновой пасты - телефон и факс...

Да, так причём же здесь Интернет?
А ни при чём. То есть - совершенно.
Зато - страшно. Потому что если по телефону, как выясняется, запросто можно Родину продать, то представляете, ЧТО можно сделать при помощи Dial-Up? Ооо: А "пугануть" надо было, потому как "страшилки" являлись предисловием к интервью двух государственных чиновников: Председателя Госкомитета по связи и информации Анатолия Довгого и "одного из руководителей оперативно-технического управления СБУ", имя которого - страшная государственная тайна. Господин Довгий заявил, что необходимость лицензирования провайдерских услуг "связана с тем, что государство должно создать для всех операторов и агентов рынка стабильные, уютные (!!!) условия". И что сейчас-де "эта (провайдерская) деятельность проходит бессистемно, не ограниченная никакими правилами, непрогнозируемая, что совершенно нелогично - ведь в таких условиях всегда находятся ловкачи,.. уводящие свой бизнес в тень." Именно отсюда, по мнению Довгого, проистекают <недоимки в бюджет> и <угроза безопасности государства>. А в перечне <неотягощающих> условий лицензирования господин Довгий кроме длинного (хотя и метафорического!) перечня бюрократических рогаток назвал <установку: мониторинговых спецсистем для снятия информации> и обязательное применение сертифицированного оборудования. Второй пассаж, имеющий более близкое отношение к позиции СБУ, мы процитируем дословно. "Утром - санкция суда, вечером - доступ к информации. Всё законно и согласно Конституции. Один из руководителей оперативно-технического управления СБУ считает, что проблема отклонения или принятия законопроекта, о котором идёт речь - чисто экономическая. На самом-то деле телефонные разговоры прослушивать в случае необходимости соответствующие правоохранительные органы у нас могут, и условия для этого созданы - всё законодательство отрегулировано. По логике, и Интернет автоматически попадал в эту <обойму>, нужно было только внести в закон небольшую поправку из двух слов: Чего же так испугались народные депутаты?.. Проблема вся в том, чтобы крупные фирмы-провайдеры (Relcom, Infocom и т. д., почти сплошь - СП) разделили с ограниченным государственным бюджетом бремя расходов на установку систем снятия информации. Вот их-то интересы и взяли верх." Оба высоких руководителя прозрачно намекнули на интересы неких <денежных мешков> вкупе с конкретными провайдерскими СП, которые пролоббировали в Верховном Совете <откат> президентского указа о контроле над Интернет и другими средствами массовых коммуникаций. Намекая, очевидно, на совершенно конкретные мешки потраченных денег: В том же смысле - что власти своего добьются и провайдерам следует быть попокладистей - иные госчиновники высказывались и на недавней конференции интернет-провайдеров в Ялте. Так же точно объясняя, что в <тотальном колпаке> нет ничего страшного. Но посулы и угрозы - есть эмоции. А я предложил бы, следуя названию известной газеты, оперировать фактами.

II.
Итак, я предложил бы разбираться по фактам. Потому что основной приём нашей власти - это говорить одно, а думать и делать - нечто иное. Касательно <стабильных и уютных условий>, которые государство организовывает в любой сфере, - мы уже практически всё знаем. Процесс создания <уюта> всегда начинается воплями о <бессистемности>, а кончается - введением дополнительных налогов и превращением сферы в государственную монополию с непременным образованием какого-нибудь комитета: Но не это главное. Гавное - что господин Довгий грешит против истины. Потому что никакой <бессистемности> и <неограниченности никакими правилами> в работе провайдеров на самом деле нет. И дело даже не в том, что каждый провайдер вынужден оформлять с каждым клиентом совершенно официальный договор и совершенно официально платить налоги по той простой причине, что покупает ресурсы каналов связи не на черном рынке, а ТОЛЬКО у государственных монополистов - либо компании <Укртелеком>, либо немногочисленных и крайне близких к государству же операторов спутниковой связи. Дело скорее в том, что все правила и для провайдеров, и для продавцов булочек - уже однозначно определены Законом о предпринимательстве Украины и Налоговым кодексом. Ну, ещё - Конституцией, в самом общем смысле. И это - всё - по крайней мере, в идеале. Я утверждаю, что больше ничего и не нужно. Потому что любая созданная дополнительно структура будет заниматься подзаконной деятельностью и формировать подзаконные правила. То есть - однозначно вносить в сферу электронных технологий (а также в сферу выпекания булочек!) бардак и неразбериху. Вот где следует искать источник <недоимки в бюджет>, о котором плачет Председатель Госкомитета по связи и информации: в нескольких десятках тысяч подзаконных актов, которые наплодили за несколько лет блудливые ручки украинского чиновничества! В общесистемном смысле - вот исторически доказанный факт: единственное, что могут сегодня сделать для <упорядочения деятельности> какой-либо из сфер бизнеса украинские чиновники - это НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ. Потому как единственная причина того, что компьютерная отрасль в Украине как-то развивалась до сих пор - это незначительное внимание к ней наших чиновников в предыдущие годы. Ныне - не столько в силу <взросления> отрасли, сколь в силу всемирной популярности Интернет и компьютерных технологий - они наконец заметили её. И в этом-то - вся, без преувеличения, смертельная опасность: Идём далее. <Уютные условия> для провайдеров однозначно приведут к разорению мелких фирм и к организации монопольки с государственным участием из нескольких крупных. Произойдёт это по той причине, что, согласно тексту Указа N 737/99 (из-за корого и разгорелся в начале осени парламентский сыр-бор) установка спецоборудования для снятия информации является обязательным условием лицензирования. Получить лицензию должен каждый провайдер, так? В том числе - и второго, и третьего, и надцатого уровня. Значит, и поставить себе спецоборудование должен каждый, кто перекупил у провайдера более высокого уровня часть канала. А теперь объясните: для чего один и тот же канал контролировать на пяти-шести различных уровнях? Вместо того, чтобы установить <железки> только у владельцев каналов - то есть, вообще-то говоря, даже не у конечных провайдеров, а в государственных предприятиях связи? Ответ может быть только один: для того, чтобы вынудить людей купить как можно больше спецоборудования, и создать ещё одну кормушку для госчиновников. А тех, кто откажется покупать - ликвидировать как класс, <подарив> крупным провайдерам их пользователей в качестве денежной компенсации за нарушение общегуманитарных принципов культурной части человечества: Неправда и то, что Верховный Совет отклонил печальный Указ Президента, будучи элементарно ммм: <заинтересован> крупными провайдерами. Как следует из предыдущего абзаца, в финансовом отношении вступление в действие такого Указа было бы крупным провайдерам только выгодно. Вы видели представителя крупп: э-ээ: среднего украинского бизнеса, который, пребывая в здравом уме и твёрдой памяти, тратит деньги на поддержку решения в пользу мелких конкурентов? Я - нет. И данный случай, судя по уровню политической активности помянутых фирм - отнюдь не исключение. А вот депутаты, к счастью, смотрели на законную сторону дела. И законная сторона дела демонстрировала нарушение Конституции, Всеобщей декларации прав человека, Европейской конвенции по правам человека, Международного Пакта о гражданских и политических правах, Закона Украины про информацию и т. д. Потому что всеми этими нормативными актами предусмотрено, что <Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в тайну его корреспонденции>, что <Запрещается сбор сведений о личности без её предварительного согласия за исключением случаев, предусмотренных Законом>, что <Каждому гарантируется тайна переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции. Исключения могут быть установлены только судом>, а <Цензура запрещена>. И нам остаётся, пожалуй, только поблагодарить народных избранников за проявленное уважение к международным и внутренним законам - вне зависимости от их (избранников) политической и финансовой ориентации: Наконец, один немаловажный в технологическом плане момент. Безымянный наш начальник отдела СБУ нажимал на <логику>, утверждая, что подход к мониторингу Интернет должен быть таков же, как и к прослушиванию телефонных переговоров. И что сотрудники СБ за неправомерный доступ к личной и составляющей коммерческую тайну информацию будут отвечать <по всей строгости закона>. Касательно ответственности - просто нонсенс, потому что я не припомню, чтобы кому-то в нашей стране удалось привлечь хотя бы к какой-то ответственности не то что офицера спецслужб, а даже обычного почтальона за вскрытое письмо: А вот касательно возможности применения одного подхода - скорее всего, ложь. Ведь чтобы прочитать письмо, его нужно как минимум вскрыть. В результате чего остаётся вскрытое письмо: то есть объект, не совсем адекватный письму обычному. И чтобы прослушать телефон, сотрудник СБ не записывает предварительно весь поток переговоров на станции, правильно? Он получает санкцию прокурора, и производит временное подключение к некоторому, строго определенному количеству номеров. По каждому из которых ведётся запись, протоколируются и нумеруются кассеты, и т.п. Но совсем иная картина получается у нас при мониторинге каналов Интернет. Здесь, в отличие от телефонии, процесс, будучи базирован на работе автоматизированных комплексов, превращается в механический и тотальный, не требующий на этапе сбора информации даже закрепления за вами специального сотрудника. Несколько статей о возможностях спецпроцессоров и плат на их основе, опубликованные за последний год, а также интервью с провайдерами, <задетыми> президентским Указом в числе первых, заставляют предположить совершенно иную, нежели в телефонии, схему. Эта схема технически позволяет в любой момент выбирать из потока сообщений любое электронное письмо и читать его, а если необходимо - то и вообще дублировать на сервера спецслужб весь почтовый трафик для дальнейших в нём <раскопок>. Касательно же режима <он-лайн> - то спецслужбам не составит труда в любой момент и за любой отрезок времени протоколировать работу любого из пользователей. При этом всё это может быть представлено, как штатная работа технической системы. И так как провайдеру поневоле придётся помалкивать - то воспользовался ли кто-либо собранной информацией, или она была в дальнейшем просто стерта с жесткого диска за ненадобностью - ни вы , ни прокурор никогда не узнаете. То есть речь, надо понимать, идёт как раз о техническом обеспечении произвольного вмешательства, против чего восстаёт Всеобщая Декларация прав человека (см. цитату выше). Спрашивается: какова в таком режиме роль санкции прокурора? Как вообще (хотя бы теоретически!) доказать, что сотрудники какого-нибудь <Госкомитета> не просматривают вашу почту? И как технически остановить сотрудника, который решил почитать ваши письма <из любви к искусству>, из-за возросшего трафика переписки, либо вообще <просто так>? И где уважение к знаменитому принципу приватности - боготворимому нашими законодателями ? Так из чего мы должны делать выводы? Из комментариев чиновников о том, что всё, мол, будет законно - или из текстов документов, которые они реально пытались протащить через ВС, из логических рассуждений и фактов действительности? Мне кажется, что этот вопрос требует серьёзного осмысления.

III.
Если кто-то по серьёзном осмыслении вопроса всё же решит, что изложенное мною на самом деле выглядит не так - то следует озаботиться более продуманными формулировками при подготовке столь серьёзных документов, как Указы Президента: Но в любом случае я желал бы обратить просвещенное внимание благосклонных моих оппонентов на ещё один аспект. Я желал бы доказать, что не менее их радею за безопасность государства. Вот смотрите: предположим, вы ввели лицензирование и заставили всех купить оборудование на энное количество тысяч <баксов>: И после этого на рынке из нескольких сотен разных провайдеров осталось 5 - 10 больших. Которые у вас теперь под <колпаком>, да. Всё просто и красиво. Но. Каждый маленьких провайдер был маленьким предприятием: это же ясно? То есть работал, платил какие-то налоги, и давал возможность как-то существовать в среднем десятку семей. Семей, обладающих некоторой покупательной способностью на внутреннем рынке. Семей, состоящих, как правило, из высококвалифицированных технических и бывших военных специалистов. Теперь вы их всех выгнали на улицу, а бизнес прикрыли. Что получилось? Во-первых: покупательная способность этих семей упала почти до нуля: спрашивается, кто будет потреблять продукт и платить налоги на ваше же, господа-"реформаторы", содержание? Во-вторых: даже если из каждых десяти помянутых семей одна уедет за рубеж, одной предоставят работу во вновь сформированном Центре Перлюстрации Электронных Писем имени Ф. Э. Дзержинского (возможны вариации!), а ещё три переквалифицируются на торговлю тряпками и пирожками - всё равно останутся ещё пять, и все - не у дел. И все - уже привыкшие к некоторому уровню жизни, молодые, энергичные, умеющие держать в руках оружие и выстраивать логические цепочки. А теперь скажите мне: точно ли вы уверены, что ни одному из глав этих пяти семей не придёт в голову поправить своё положение импортом кокаиновой пасты или продажей чертежей, имеющих гриф "ДСП"?.. Думайте головой, господа. Безопасность государства начинает страдать не тогда, когда вы не можете прочитать моё интимное письмо, а когда созданием госмонополий и "закручивания гаек" вы опускаете граждан до уровня нищеты. По этому поводу весьма важны и любопытны комментарии, которые были получены не так давно от главы Комиссии социальной политики и труда Верховной Рады (а ныне - уже и главу Службы национальной безопасности и обороны Украины!) Евгения Кирилловича Марчука. К которому ряд провайдеров Интернет обратился не столько с жалобами на <принудительное разорение дополнительным налогом>, сколько как к бывшему главе СБУ и премьеру - то есть, пожалуй, единственной фигуре в ВР, равно разбирающейся в побудительных мотивах и спецслужб, и обеих ветвей власти. "Когда я впервые об этом узнал, - сказал Евгений Кириллович - мне вспомнились маразмы советских времен. Когда все печатные машинки регистрировались, у каждой машинки снимался индивидуальный "почерк", потому что печатную машинку рассматривали как средство размножения антигосударственной информации: Но тогда получается, что и видеомагнитофоны - это <страшное средство>, и мобильные телефоны: И все эти устройства могут стать предметом такого же контроля. Да, в Законе об оперативной и розыскной деятельности съем информации со средств связи предусмотрен, но только в тех случаях, когда есть очень веские основания: например, в случае разоблачения тяжких преступлений, взятия заложников: И только когда исчерпаны все другие методы раскрытия преступления. Далее: это может быть только как составляющая комплекса оперативно-розыскных мероприятий, и на очень короткий промежуток времени: 10 дней. И только с санкции прокурора. И записывать при этом разрешается только информацию, касающуюся сути преступления, а не всё скопом. Нельзя просто сидеть и <слушать> кого угодно! Что же, теперь придется менять Закон об оперативной и розыскной деятельности? Но есть же Конституционное право на секретность переговоров! Если оно не будет соблюдаться - то будет подвергаться серьезному сомнению конфиденциальность средств связи, а значит и бизнес, и частные потребители будут уходить от этой модели коммуникаций, искать нечто другое: То есть для конкурентной среды в сфере телекоммуникаций этот Указ - как обухом по голове!> Быть может, господин Довгий с Безымянным Коллегой полагают, что генерал армии Марчук менее их радеет за безопасность государства? Право же, это было бы странно. Значит, проблема не там. Не в том. Как говаривал классический профессор Преображенский - <Разруха не в клозетах, а в головах!>.

IV.
Разруха в том, что поименованные и безымянные специалисты не там ищут брешь в безопасности государства. Нам пытаются доказать, что обеспечив техническую возможность вскрыть любое электронное письмо и заставив провайдеров купить горы спецоборудования, Некие Товарищи улучшат безопасность государства. Увы: безопасность государства состоит не в наращивании индустрии слежки за гражданами. Повысить безопасность можно, только обеспечив гражданам возможность богатеть, причём до такого уровня, чтобы <бизнес> продажи государственных секретов, торговли наркотиками или терроризма - с учетом связанных с этим неизбежных рисков - становился просто нерентабельным в глазах гражданина. Поэтому если вы хотите безопасности в Интернет - идите иным путём. Думайте не только об узковедомственных интересах создаваемой вами монопольки - а о том, как вывести всю сферу из экономического провала. Пролоббируйте, например, закон о том, что торговля товарами через Интернет не облагается налогом в течение 5 лет (облагается 50-процентным налогом по гроб жизни, и т.п. - возможны варианты). Вот это будет ход в защиту безопасности! Пытаясь реализовать как можно больше товаров в сфере льготного налогообложения, коммерсанты начнут быстренько создавать интернет-магазины. Рядовые граждане примутся массово покупать компьютеры и кредитные карточки в виду явной каждодневной экономии. И за два-три года сфера интернет-торговли сравняется по мощи с европейской (в относительных, конечно, цифрах!). Причём почти весь её товарно-денежный оборот будет идти внутри страны! Да к тому же уменьшится наличный оборот, чего уже третий год безуспешно добивается Нацбанк. Да ещё масса денег перейдёт под контроль, потому что гораздо легче контролировать официальные счета на кредитных карточках граждан, нежели пытаться уловить <чёрный нал>, составляющий сейчас, по некоторым оценкам, едва ли не равную с ВНП величину. Последний тезис компетентные товарищи, я полагаю, сами первыми и подтвердят: Вот тогда вам хотя бы будет что контролировать! Вот тогда, господа, сфера сможет прокормить не только несколько десятков <кадров>, которые основной задачей своей полагают <втюхать> каждому провайдеру спецвычислитель, но даже и несколько тысяч бравых служителей закона. И тогда бизнесмен, ведущий через Интернет коммерческие операции, трижды подумает, так ли уж выгодно ему рисковать шкурой и ввозить в страну кокаиновую пасту в бочках из-под пальмового масла. Или создавать в эквадорском банке фирму для <черного обнала>. Потому что человек состоявшийся и обеспеченный, имеющий в Украине легальную недвижимость, собственность и семью, на такой шаг не пойдёт. А пойдёт на такой шаг скорее человек обреченный, не реализованный общественно. Изгой, не наблюдающий иных путей обеспечить себе и родным достойное существование. А таковых пока что в нашей стране - большинство.

Вот потому-то каждый раз, когда рука пытается вывести на бумаге очередное <судьбоносное решение> - следует глядеть не внутрь собственного министерства, а вовне его - хотя бы в окно. И потому-то когда я смотрю в окно, я вижу там не то, что хотелось бы нарисовать высокопоставленному дяде с той стороны стекла. Я вижу не рождественскую сказку про пунцового от стыда сотрудника СБУ, <отвечающего по всей строгости закона> за ошибочно вскрытое электронное письмо. А вижу там то, что там есть: серое осеннее небо. А под ним - нашу нищую страну с её нищим информационным бизнесом. Я вижу людей, для которых компьютер - не то что какая-то там мечта, - но просто пустой звук. Курящих и матерящихся детей в подземных переходах, из которых уже никогда не вырастут ни <бандитствующие> хакеры, ни добропорядочные программисты. Завалы откровенной <порнухи> в газетных киосках, бесконечные <барахолки>, развалившиеся институты. И роскошные дворцы налоговой инспекции: И вереницу <мерсов>, без дорожных правил и знаков следующих на Банковую: И товарищей в погонах, изыскивающих, как бы придумать ещё какой закон, чтобы заставить кого-то, кто по недосмотру жив, чего-нибудь в обязательном порядке у них купить. Ту же <сертификацию> или спецоборудование, например. Я вижу там также <предпринимателей> из толпы, которые десятилетиями, от молодости до седин, решают проблему: как взять мизерную ссуду для своего предприятия, если ни один банк не считает изобретения и свидетельства об авторском праве - залогом? И которые постоянной рекламой раздувают из своих предприятий <мыльные пузыри>, чтобы хоть на газетных страницах выглядеть <крупными и благополучными>. И я вижу чиновников, не способных пока что поставить под сомнение собственную методику подхода к ситуации. До сих пор полагающих, что путь решения всех проблем лежит не в создании экономических механизмов, но исключительно в силовых, контрольных и фискальных мерах: И, видя всё это, я понимаю, что для полного счастья, для полноты ощущений - этой стране не хватает, пожалуй, одного: Большого Брата, Который Смотрит На Тебя: Копается в твоих письмах, слушает твои разговоры, подглядывает за тобой в замочную скважину. То есть сам Большой Брат уже есть, а вот окончательной материализации его - в виде вмонтированной в стену каждой квартиры камеры, или вставленной в сервер интернет-провайдера спецплаты - не достаёт: В самом деле: чтобы обрести художественную ценность Школы или Эпохи, произведение должно быть законченным. Даже в том случае, если школа - социалистического реализма, а эпоха - большевицко-государственного монополизма. И вот, на фоне общего процветания, картине за окном не хватает лишь одного, последнего штриха: Но ту ли именно картину все мы - включая "Большого Брата" - хотим видеть? Вот в чём вопрос.

>Юрий Радченко, спецкор CW/K
ComputerWorld-Киев, 17 ноября 1999 г.


Webmaster
(c) I.A. K.I.S.S.