NETNATION



Версия для печати

Netnation

ФЕНОМЕН ИНТЕРНЕТ И "ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР"
С.С. Азаров

Если вы хотите подключить к своему компьютеру новый
принтер и у вас нет под рукой 12-летнего ребенка, то,
скорее всего, вы промучитесь весь уик-энд...
(Скотт Мак-Ниле, президент SUN: из речи
на церемонии открытия ЦеБИТ-99)

Интернет - тема модная, но опасная. Модная потому, что человек, пишущий об Интернет, как бы присваивает себе право считаться человеком современным и знающим. Опасная потому, что в Интернет существует два важных аспекта - повседневный и футурологический. Если уже первый аспект, при ближайшем и пристальном рассмотрении выводит на заоблачные вершины абстрагирования, а пишущий об Интернете человек рискует прослыть "фантазером", то второй аспект и подавно может проставить на нем пылающее клеймо "интеллектуального болтуна".

В этой связи следует заметить, что Интернет вообще и новые информационные технологии в частности наиболее быстро и безболезненно влияют на ментальность молодого поколения, поскольку возможные применения тех или иных новинок ограничиваются не только нашими знаниями, но и : воображением. Людям с устоявшимися взглядами довольно трудно раскрепоститься. И это естественно. Так же трудно им будет и воспринимать мои размышления. И все же я рискну.

Интернет - аспект повседневности

Интернет перестал быть экзотикой. И как понятие и как реализации. Теперь слово это превратилось в легко узнаваемый социальный символ, который, с одной стороны, как бы характеризует понятие "современность", а с другой - подчеркивает отличие событий сегодняшнего дня от других периодов, логически включаемых в понятие "современности". Но социальные символы живут и забываются. Примером самого "долгоживущего" социального символа современности является "теория относительности". Объясняется это ее мировоззренческими свойствами. На самом деле, несмотря на "заумность", она внесла серьезные изменения в такие проявлениях человеческого бытия и интеллекта, как философия и религия. Поскольку философия и религия меняют свои парадигмы очень медленно, то и влияние "теории относительности" будет восприниматься как социальный символ "современности" вплоть до изменения парадигмы самой теории относительности и переосмысления ее значения в рамках современных философии и религии.

В отличие от "теории относительности" социальный символ "атомная энергия" характеризует "современность" периода 60-х годов и в наше время уже не является чем-то экстраординарным. Объясняется это опять-таки мировоззренческими свойствами, которые, однако, проявлялись незначительный период времени. Многим это утверждение может показаться неверным, и мне возразят, сославшись, например, на экологический аспект "атомной энергии". Но, во-первых, экологический аспект апеллирует к более древнему и более естественному социальному символу - "выживание", который может быть логически связан с любой другой научно-технологической новинкой, потенциально несущей в себе опасность для выживания, например, с "генной инженерией", а во-вторых, положительное проявление "атомной энергии" непосредственно влияет только на технические и технологические нужды человечества, практически никак не отражаясь на мировоззрении и "человеческом факторе".

Мне представляется, что общество в целом можно рассматривать как структуру обобщенных значений социальных символов, на основе которых строится мировоззрение и овеществляется "человеческий фактор".

Таким образом, можно сделать осторожный вывод о том, что основными моментами какого-либо научно-технического феномена человеческого бытия является его влияние на мировоззрение, "человеческий фактор" и длительность его "жизненного цикла" (т.е. форм и условий существования этого феномена). Если так, то этот феномен фиксируется в нормативной лексике социума в виде "социального символа" (для "экономии мышления"), но, с точки зрения своего развития, практически умирает для массового сознания, оставаясь предметом исследований только для очень небольшой группы интеллектуалов - ученых, инженеров, журналистов и др. Массы больше не испытывают к нему "экстраординароного" интереса, не требуют его доопределения и объяснения и используют его на чисто "указательном" уровне, например - "это - атомная электростанция".

Итак, Интернет стал "социальным символом" и это легко объяснимо - массовое сознание ассимилирует новые слова, привязывая их к ассоциативным цепочкам языковых норм. К стати, это один из механизмов "выживания". Но с феноменом Интернет в аспектах мировоззрения, "человеческого фактора" и "жизненного цикла" - все совершенно по-другому. Похоже, что человечество, по привычке, поторопилось "утилизировать" Интернет в социальном символе, недостаточно глубоко разобравшись в его сущности и тенденциях. Этим, пожалуй, и объясняется тот факт, что на сегодняшний день человечество разделено Интернетом на три субкультуры. Я бы назвал их так: "граждане Сети", "мигранты" и остальное человечество (авторское право на термин "граждане Сети" мне не принадлежит, но понятие "Мигранты" - введено мной).

"Человеческий фактор"

Начнем с "человеческого фактора". Пусть некоторым это покажется излишне самоуверенным, но выделить основные компоненты "человеческого фактора" не так уж трудно (несмотря на продолжающиеся дискуссии в области психологии и социологии).

В индивидуально-психологическом аспекте "человеческий фактор" - это влияние органов чувств на собственную модель "Я", которая создается индивидуумом в процессе своего индивидуального развития.

В социально-психологическом аспекте "человеческий фактор" - это влияние "места, занимаемого в иерархии" на собственную модель "Я и ОНИ", которая создается индивидуумом в процессе социального развития.

Поскольку люди видоизменяются в процессах общения и деятельности, то, разумеется, эти модели взаимосвязаны и взаимодействуют. Вполне естественным, поэтому является вопрос: "как быстро человек может измениться и много ли времени потребуется для формирования нового образа жизни?" В нашей интерпретации это и означает взаимодействие между моделями "Я" и "Я и ОНИ". Более того, индивидуальные модели "Я и ОНИ" в процессе ежедневного общения унифицируются до небольшого количества коллективной репрезентаций знаний, то есть до небольшого набора моделей "Я и ОНИ", которые "навязываются" индивидуумам, склонным к социальной гипнабельности.

Индивидуумы с более развитыми моделями "Я" склонны постоянно создавать или искать потерянные источники авангарда.

Психология и социология как раз и начинаются с изучения таких вопросов, как: "какими бывают эти модели", "как создаются эти модели", "факторы воздействия на подобные модели" и многие другие. Нетрудно видеть, что если в моделях в большей степени присутствует "Я" - то это, скорее психология, а если "Я и ОНИ" - то это, скорее социология. Такое деление "наук о человеке" может показаться схематическим, и я с этим упреком соглашусь. Оправдывает меня то, что даже подобное схематическое деление позволит нам исследовать феномен Интернет достаточно глубоко.

Дело в том, что современные доктрины психологии обычно описывают пассивных субъектов, формируемых активной средой (пассивная модель "Я" испытывает прессинг унифицированных моделей "Я и ОНИ") или же активных субъектов, действующих в среде, лишенной сопротивления (доминанта модели "Я" над моделями "Я и ОНИ").

Практически никогда психология не описывает активных субъектов в активной среде, а феномен Интернет как раз и дает пример именно такой системы отношений.

Индивидуально-психологический аспект. Напомним, что органы чувств человека - это зрение, слух, осязание, обоняние и вкус. Есть еще и "шестое" чувство, но оно никак не связано с мистикой или экстрасенсорикой и имеет вполне материальный характер - это чувство равновесия, которое подарено нам природой Земли.

Как известно, органы чувств образуют первую сигнальную систему, которая предопределяет условия информационного взаимодействия между людьми на невербальном уровне. Вторая сигнальная система или речь развилась в целях взаимодействия на вербальном уровне. В том числе и для обмена "социальными символами".

Все органы чувств и речь мы смело можем назвать "интерфейсными" (нам это очень поможет в дальнейшем), а внесение каких-либо ограничений в их деятельность сильно влияет на мировоззрение и условия информационного взаимодействия.
(В науке органы чувств называются "модальностями", причем существует закон "замены модальностей" - это хорошо продемонстрировано на экспериментах психологических лабораторий со слепо-глухонемыми детьми. Несколько забегая вперед скажу, что основными задачами теоретической и прикладной "виртуальной реальности" является "подмена" естественных раздражителей органов чувств искусственными таким образом, чтобы индивидуальные модели "Я" и "Я и ОНИ" воспринимали их с минимальными искажениями.)

Итак, с шестью органами чувств - все понятно. А вот седьмое чувство достаточно загадочно - это чувство "индивидуальной свободы" и связано оно с возможностями актуальной реализации индивидуальных способностей. Эти способности генетически присутствуют у человека с момента его рождения, а их полное раскрытие является прерогативой педагогики и систем обучения, которые призваны формировать в обществе критерии "правильного мышления" (то есть, унифицированные модели "Я и ОНИ"). Органы чувств, педагогика и системы обучения питают генетически заложенную в индивидуума программу развития его мозговых структур (Пиаже называл их интеллектом). Результаты "раскрытия способностей" всегда материальны (даже духовные ценности имеют формы существования). Так и формируется индивидуальная модель "Я" или модель "осознания" самого себя. Парадоксально, но существуют люди (вы их знаете), которые всю жизнь оттачивают модель "Я" и которым практически не нужна модель "Я и ОНИ".

Однако, приобретение знаний редко происходит в благожелательной среде, когда стремящийся к ним индивидуум обучается у доброжелательно настроенными к нему "гуру". Кроме того, любая демократия и традиционные доктрины "прав человека" всегда декларируют свои намерения поддержать "потенциальные" индивидуальные способности, но очень редко превращает их в актуальные (у индивидуума с доминантной моделью "Я" актуальные индивидуальные способности реализуются не "благодаря", а "вопреки" демократическим декларациям). Это объясняется просто: человек - существо социальное, а, значит, с момента первых педагогических опытов начинает работать социально- психологический аспект "человеческого фактора".

Социально-психологический аспект.

Каким бы грубым ни показалось мое заявление, но поскольку в человеке эволюционно заложен "стадный инстинкт", то человек был и остается элементом "стада". Разумеется, форма "стада" исторически преобразовалось в форму "общество", но суть от этого не изменилась. Имя этой сути - иерархия.
То есть, индивидуум на протяжении всей своей жизни постоянно перемещается с одной позиции иерархии - как правило более низкой - на другую, более высокую. К понятию "более высокая" не следует относиться утилитарно. Это, отнюдь, не должностная иерархия или "служебная лестница". Вернее - не только должностная. Свойства иерархии общества и каждой его позиция многогранны. Например, некий индивидуум может не быть выдающимся музыкантом, но чувствовать себя вполне комфортно среди выдающихся музыкантов, по той причине, что у него за душой есть "нечто", чего нет у других.
Аналогичным образом, индивидуум может всю жизнь просидеть за компьютером (мы уже подбираемся к теме) и совершенно не страдать оттого, что он так никогда и не побывал в роли директора.

"Стадный инстинкт" и актуальные "социальные отношения" постоянно воздействуют на наши представления о том, какой должна быть наша позиция в иерархии общества. Так и формируется наша индивидуальная модель "Я и ОНИ". Недавняя история нашего общества дает нам примеры людей, всю жизнь проживших по модели "Я и ОНИ" и практически не интересовавшихся моделью "Я". Таким образом, мы все время находимся в состоянии разрешения альтернативы: "Я думаю или мною думают".

Разумеется, индивидуум не живет сразу во всей иерархии человечества и не контактирует со всей иерархией. Он живет на определенном "этаже" иерархии. Этажи не следует воспринимать как "горизонтальные" структуры. Это - "размытые" множества. Более того, один и тот же индивидуум может одновременно жить на разных этажах. Объединяют индивидуумов "пристрастия", которые являются продуктом деятельности их индивидуальных моделей "Я" и "Я и ОНИ". Этажи или уровни иерархии носят научное название "референтных групп" - то есть социальных образований, которые тяготеют к информационному и деятельностному взаимодействию на основе общности своих индивидуальных моделей. Подчеркиваю - общности, а не тождественности.

Временные формы и условия существования индивидуума в референтных группах называются групповой динамикой. Нелишне будет напомнить, что и референтные группы с течением времени начинают выстраиваться в иерархические структуры. Верхние позиции подобных структур обычно называют элитой. Разумеется, элиты качественно отличаются друг от друга в зависимости от информационного и деятельного содержания референтных групп. То же относится и ко всей иерархии в целом.
Люди объединяются в референтные группы с тем, чтобы увеличить потенциальную возможность реализации чувства "индивидуальной свободы" и занять за счет причастности к референтной группе более высокое место в социальной иерархии (по каким-то определенным критериям). Референтная группа в целом оправдывает надежды (иначе референтные группы очень быстро бы распадались) и повышает у своих членов ощущение индивидуальной свободы, поскольку сама референтная группа может то, чего не может индивидуум, например, отрицать значение других референтных групп или элит (это сугубо коллективное свойство референтной группы).

Итак, человеческое взаимодействие ограничено во-первых, "пространством и временем", а во-вторых, самой иерархией. Общаться со всей иерархией - невозможно. Модели разные. В состав этих моделей входят такие атрибуты "индивидуальности" и "социальности", как одежда, внешний вид и эталоны одежды и внешнего вида, понятие "красоты" и "полезности", социальное происхождение и национальность, причастность к той или иной референтной группе и степень развития "чувства свободы".

"Человеческий фактор" в Интернет

www.lemoyne.edu

Вот мы и добрались до самой сути нашего исследования. Проще всего было бы сказать, что "человеческий фактор" в Интернет характеризуется приставками "НЕ" к каждому из свойств компонентов "человеческого фактора" в условиях традиционного взаимодействия. Проще, но не точнее, поскольку "человеческий фактор" в Интернет - это совершенно новый феномен.

Дело в том, что в Интернет достаточно сильно проявляется "закон замены модальностей". Это связано с тем, что Интернет (пока) только начинает приобретать свойства интерфейсных систем мультимедиа, которые по своим технологическим характеристикам (пока) не могут претендовать на "подмену" определенных естественных раздражителей. Я уже не говорю об интерфейсных системах "виртуальной реальности", которые должны (в будущем) создавать единый комплекс ощущений. Вот почему из интерфейсной системы Интернет (пока) полностью "вырезан" невербальный контекст взаимодействия индивидуумов. Реализованной осталась только вторая сигнальная система, моделирующая вербальное взаимодействие индивидуумов. Но и это благо, поскольку фундаментальным процессом человеческого общения, в котором развивается индивидуальное сознание, является диалог. Активность проведения диалога порождает для индивидуума новое знание (не новое знание вообще, а новое знание для него). В современном Интернет, пользователи могут читать и писать, что предполагает определенное интеллектуальное развитие и отсутствие всякого рода компьютерных фобий (последние сильно зависят от возраста). Однако вербальная система общения апеллирует скорее к модели "Я и ОНИ", нежели к модели "Я", а значит, предполагает естественное тяготение индивидуума к референтным группам.

Вот тут-то и начинает проявлять себя в полной мере радикальная новизна феноменов Интернет, поскольку, как это не покажется парадоксальным, в среде Интернет ценность для индивидуума моделей "Я" и "Я и ОНИ" выравнивается, то есть поведение индивида начинает походить на поведение коллектива.
На самом деле, при анализе поведения постоянных пользователей Интернет бросается в глаза отсутствие явного проявления "стадного инстинкта", то есть, похоже, что социально-психологический аспект "бытия в Интернет" связан с отсутствием явной необходимости бороться за место в иерархии. Это дает ощущение реализации "чувства индивидуальной свободы" вплоть до отрицания одним индивидуумом значения других референтных групп или элит. Если вы помните, то это ощущение в реальной жизни давала только референтная группа, а в Интернет это становится массовым явлением (иными словами, в традиционной жизни тоже бывают бунтари, но встречаются они не часто). При формировании референтных групп в Интернет отходят на задний план, а то и совсем исчезают такие атрибуты "стадности", как одежда, предыстория происхождения, положение в обществе и семейное положение, внешность и тому подобное - их просто не видно. (Забегая вперед, скажу, что "виртуальная реальность" снимает проблему невербальности Интернет, поскольку собеседники при контакте могут выступать в виде "аватар" и использовать любые доступные им методы моделирования и репрезентации невербальных информационных отношений).

Остается поле деятельности для второй сигнальной системы и таких ее неизменных атрибутов, как язык и знания. Но даже в этом случае референтные группы и групповая динамика строятся, в большей степени, на массовом высвобождении доминанты "свободного выбора". Иными словами, если индивидууму не нравится в одной референтной группе, то он имеет практически неограниченные возможности мгновенного перехода в другую, подходящую для него референтную группу, возможно, сообразно своему языку и знаниям. (Я не буду рассматривать здесь "мотивы" и "стимулы" подобного выбора). Усиливается это явление и тем, что в референтных группах Интернет практически отсутствует иерархия - ей трудно сложиться, так как не срабатывают традиционные механизмы невербального общения (вспомните поговорку "по одежке встречают:"). Значит, у индивидуума не обостряется чувство ущемления "внутренней свободы", равно как и не обостряется стремление к "борьбе за место в иерархии", если таковая, все-таки, по тем или иным причинам, складывается.

Хорошо ли это или плохо?
С точки зрения формирования у индивидуума более сбалансированной собственной модели "Я и ОНИ" - это хорошо. А вот с точки зрения соотношения времени нахождения индивидуума в референтной группе Интернет и времени нахождения в реальной жизни - это может оказаться плохо.

Более подробно.
В настоящее время среди пользователей Интернет формируется субкультура, (мы уже назвали ее "граждане Сети"), состоящая из индивидуумов, которые практически не выходят из Интернет. На сегодняшний день это, как правило, индивидуумы молодого поколения (от 12 до 30 лет) с психикой "фанов", для которых Интернет и является реальной жизнью (мы не будем анализировать вопрос - "что они там делают?").
Как мы уже отмечали, иерархия в референтных группах в Интернет построенных "гражданами Сети" сегодня может либо отсутствовать вообще, либо формироваться на моральной основе, приближающейся к идеалу полного равноправия и благожелательности.
Подчеркну, что их общение только приближается к идеалу, поскольку индивидуумы, формирующие в Интернет референтные группы, практически всегда знакомы между собой (это свойство современного Интернет, который в аспекте общения еще не стал полностью "внеязыковым" и "бесконтактным").

Реально контактирующие между собой и с другими людьми индивидуумы образуют другую субкультуру - я назвал ее "Мигрантами".
"Мигранты" - это пользователи Интернет, проводящие практически равные промежутки времени как в Интернет, так и в реальной жизни.
"Мигранты", в отличие от "граждан Сети" не могут игнорировать "борьбу за место в иерархии" даже на уровне деклараций, поскольку, как мы показали выше, реальная жизнь построена именно на принципах иерархии, а, значит ослабление борьбы за место иерархии может оказаться для них негативным и привести к различного рода психологическим расстройствам - от "бегства в Интернет" до раздвоения личности. (Феномен возврата "к реальной жизни" известен еще со времен так называемых "деловых игр", когда обучавшийся в идеализированной среде при возврате к реальностям жизни чувствовал дискомфорт и "ненужность" полученных им знаний.)

В этой связи следует различать сугубо информационное взаимодействие в Интернет и "производственное" общение.
Для "граждан Сети" сегодня (я повторяю - сегодня) более свойственно только информационное взаимодействие. Но "производство" никто не отменял - хотя бы для производства электроэнергии, без которой Интернет просто невозможен. Поэтому для "Мигрантов" сегодня более свойственно не информационное, а "производственное" взаимодействие. (Теория взаимодействия начала разрабатываться в конце 70-х, а в конце 80-х она настолько видоизменила свои воззрения, что стала называться "теорией сотрудничества" - CSCW. Программистам эта теория более известна под названием "группвер", идея которого основана на совместной работе в сети над общими задачами.)

Свободная информационно-потребительская позиции "граждан Сети" усиливаются такими современными контекстными надстройками над Интернет, как электронная коммерция, электронные цифровые библиотеки, виртуальные институты и лаборатории, дистантное и домашнее обучение.

Но реально все эти новые "механизмы", товары и услуги Интернет создаются "Мигрантами", поэтому эта субкультура будет существовать всегда. Поскольку для "Мигрантов" более характерно "активное начало", стремление к росту знаний и развитию языка, то, скорее всего, субкультура "Мигрантов" будет в основном количественно и качественно подпитывать производственную и профессиональную элиты (разумеется, это всего лишь предположение).

Следует особо подчеркнуть, что "граждане Сети" и "Мигранты" отнюдь не разделены "железным занавесом". Психика людей настолько изменчива, что индивидууму из одной субкультуры условия существования в ней могут просто надоесть. Или его развитие в одной из субкультур настолько изменит его модель "Я и ОНИ", что он осознанно захочет реализовать свои актуальные возможности в другой субкультуре. На самом деле, наличие в субкультуре "граждан Сети" условий для разрешения феномена актуальных возможностей (в отличие от декларируемых традиционной демократией и правами человека "потенциальных возможностей") позволяет индивидууму в индивидуально-психологическом аспекте практически мгновенно самореализоваться за счет "выговаривания" и "вседозволенности". Затем наступает период "насыщения", за которым следует "осмысление" своего места среди "граждан Сети" и возникновение альтернативы: "или я буду менять референтную группу, или стану дальше развивать свои знания и язык".

Поскольку, как мы отмечали выше, возможностей смены референтных групп в Интернет значительно больше, чем в реальной жизни, то процессы реализации "чувства свободы" в Интернет будут доминировать и число "граждан Сети" будут довольно долго расти, особенно в странах, где удовлетворение других потребностей значительно облегчено.

Однако всегда будет существовать "некто", кто выберет для себя не просто путь информационного потребления, а путь деятельностного развития, то есть усложнения не только знаний и языка, но и производственных навыков. Поэтому мне представляется, что субкультура "Мигрантов", скорее всего, и будет реально развивать Интернет. Разумеется, с учетом потребностей "граждан Сети", с которыми "Мигранты" тесно связаны идеологически, или из среды которых они вышли генетически. В аспекте этики и нравственности научно-технического прогресса - это будут индивидуумы, способные сочетать в себе "дух Сети" с "духом реальной жизни".

К феномену "граждан Сети" и к его развитию следует относиться очень внимательно, поскольку он будет формироваться среди таких традиционных феноменов, как "раса", "национальность", "гражданство", "патриотизм", "религия", "культура" и многих других, определяющих мировоззрение и его формы.

Мировоззрение и Интернет

Мировоззренческий характер Интернет начинает проявляться, прежде всего, среди "граждан Сети", которые начинают абсолютизировать и обобщать свойства Интернет на всю "реальную жизнь" (что вполне естественно для человека). Но любое переосмысление мировоззренческих вопросов полезно уже потому, что о них вообще начинают думать. Неофит, ментально стремящийся стать "гражданином Сети", либо пытается проповедовать свои мировоззренческие позиции, либо ассимилирует в установках референтных групп в Интернет - здесь все зависит от "интеллектуального потенциала" самих референтных групп. Однако факт остается фактом - многообразие референтных групп Интернет все же явно тяготеет к глобальному объединению в "киберпространстве". Глобальность же, в свою очередь (в отличие от "местечковости" и изоляционизма) всегда нуждается в философии или религии, как формам мировоззрения. Такая философия (или религия) Интернет еще только-только зарождается, но уже сегодня видно, что все ее предпосылки вращаются вокруг понятия "коллективного" разума. ("Коллективный разум" следует воспринимать метафорически, а вовсе не как тотальное объединение людей с потерей индивидуальности.)

Способствует этому и то, что процесс "выговаривания" и "самореализации" в Интернет сродни процессу: медитации. У индивидуума, который несколько часов подряд находится "с глазу на глаз" только с компьютером, возникает ощущение удовлетворения чувства "индивидуальной свободы" и психологический подъем творческой активности. Эта "творческая активность" может и не завершаться созданием каких-либо шедевров, а будет просто возбуждать мозговые структуры индивидуума (согласование моделей "Я" и "Я и ОНИ"). Этот психологический подъем ассоциируется индивидуумом с "наслаждением", что и роднит это состояние с медитацией.

Так у "граждан Сети" возникает чувство "единения" и "всеобщего братства", что только усиливает центростремительные свойства референтных групп в Интернет, но не вызывает необходимости выстраивать иерархию. Поскольку общение происходит свободно, то также относительно свободно происходит и возникновение элит. "Относительно свободно" означает то, что (как мы уже говорили) наиболее активные члены референтных групп в Интернет все же частенько встречаются между собой на различных конференциях, семинарах или в рабочих группах, то есть, принадлежат одновременно и к культуре "Мигрантов". Этот фактор предопределяет "обратные связи" с реальной жизнью: реальное общение испытывает сначала довольно слабое, а затем все более и более ощутимое воздействие со стороны субкультуры "граждан Сети".

Начинается это с выравнивания норм языкового общения, которое, как мы уже показали выше, базируется на структуре "социальных символов". В мировоззренческом аспекте такими, наиболее влиятельными социальными символами являются "культура", "мораль и нравственность", "идеология", "вероисповедание" и т.д. Все подобные социальные символы апеллируют, как мы уже говорили, к "коллективному разуму" человечества, который я советовал воспринимать сугубо метафорически. Повторю еще раз (чтобы меня не упрекнули в склонности к фантастике) - метафорическое понимание "коллективного разума" связано с тем, что порожденный самим Интернет социальный символ "киберпространство" еще не сложился как набор унифицированных моделей "Я и ОНИ" и не определились формы воздействия этих моделей на индивидуальные модели "Я" и "Я и ОНИ". Иными словами, наблюдаемое сегодня киберпространство скорее демонстрирует перенос существующего общественного устройства на среду Интернет, чем "выкристализовавшийся" в процессе формирования этой среды перечень правил социального информационного взаимодействия, включая не только законы и табу, но и педагогические приемы и системы обучения.

Анализ тематики дискуссий в Интернет и их содержания только подтверждают этот факт. Поэтому сегодня можно сделать вывод о том, что мировоззренческий аспект Интернет даже среди "граждан Сети" только начинает формироваться. Этот процесс противоречив, поскольку его проявления наблюдаются как в форме благожелательности и терпимости, так и в форме экстремизма и нарушения элементарных моральных норм (разумеется, это рефлексии и результаты переноса традиций). Поэтому на сегодняшний день наиболее сильно мировоззренческий аспект наблюдается в области "информационного содержания" (как говорят, "контента"), которое традиционно является прерогативой государства.

Интернет и Государство

http://cyber.findlaw.com
http://www.lawcrawler.com

Все общественные законы носят временный характер, поскольку они основаны на вере людей, поддерживающих эти законы. Например, понятие "социальное согласие" основано на вере людей в общие интересы - национальные, патриотические, религиозные.
На этих "общественных законах" и строятся структуры государственной власти.
Похоже, мы переживаем период изменения старых парадигм организации и поддержки структур власти. Вопрос состоит в том, заменяются ли они новыми структурами или становятся еще более старым?

Структура и форма власти в обществе тиражируется через микроструктуры типа референтных групп, которые сами могут располагаться вне государственного аппарата или существовать параллельно ему, часто на кратко-периодическом или ежедневном уровне. Принуждение резко снижает творческую активность в массовом проявлении, оставляя ее только в недоступных для принуждения местах, например у индивидуумов с доминантой модели "Я" над моделью "Я и ОНИ". Поэтому, реальный поворот может быть достигнут только за счет изменения самих микроструктур, включая референтные группы. (Например, в настоящее время бюрократические структуры стали ритуалом и способом самовыражения, перестав быть, даже отдаленно, действенным инструментом власти, не говоря уже о том, чтобы быть механизмом динамики общества.)

Как известно, социальные изменения происходят в виде скачков (или бифуркаций), которые, в свою очередь, состоят из двух процессов - экономического и символического. Если первый, более изученный, концентрируется на аспекте производственных отношений, то второй, более известный как "культурная революция", концентрируется на правилах социального информационного обмена. Экономический и символический процессы редко совпадают во времени, причем до тех пор, пока новая система социальных символов не заполнит образовавшийся вакуум в области правил социального информационного обмена, в этой области будут конкурировать между собой различные и ментально более доступные старые религиозные и националистические социальные символы.

Наблюдаемая нами сегодня структура власти практически полностью владела приоритетом в определении и трактовке подобных социальных символов и ценностей, таких как "знания", "уровень образования" и даже "вкус", являющихся важной стороной существующего устройства общества. Кроме того, доминирование власти осуществлялось и посредством формирования для различных микроструктур и даже референтных групп интеллектуальных критериев, которые санкционировали господство и незыблемость существующего устройства общества, как "естественного" и "законного".

Феномен Интернет привнес в реализацию функций власти и в структуру власти серьезные и необратимые изменения (разумеется, пока этот феномен наблюдается только на Западе). Как мы уже замечали выше, активность индивидуума (например, "гражданина Сети") связанна с индивидуальной независимостью и способствует широкому и быстрому распространению новых знаний, что позволяет избежать "ловушки" социального детерминизма. "Граждане Сети" приобретают через Интернет новые практические знания и навыки нетрадиционного социального информационного общения, которые затем воплощаются "Мигрантами" в новых жизненных стратегиях и действиях реальной жизни. Поскольку субкультура "Мигрантов" более склонна к реализация профессиональной власти, чем в развитии таких неопределенных проявлений старой власти, как традиционные взгляды на отношение "государство-гражданин" или стандартные политические движения, то она начинает исподволь подменять их новыми отношениями и движениями, основанными на профессионализме и интеллекте.

(В этой связи особый интерес вызывает такой феномен Интернет, как появление в США нетрадиционных политических движений "кибер-либертарии" и "техно-коммунарии", дистанциированных от старых форм. Анализ показывает, что это логическое и историческое продолжение на современном этапе таких известных философских концепций, как "бунт масс" и "философия техники".)

Традиционная элитарность будет постоянно переоцениваться "гражданами Сети" и "Мигрантами" по критериям активного развития тем или иным индивидуумом принципов "индивидуальной свободы", а также по критериям "компетентность", "знания", "умение", "остроумие", "терпимость" и многим другим, которые не доминировали в стандартном наборе ценностей и социальных символов традиционных структур власти.

Разумеется, в тоталитарных государствах или в государствах с явными рефлексиями в сторону централизованного управления актуальное решение отношения "Государство и Интернет" всегда может быть реализовано в пользу Государства, способного "прихлопнуть" Интернет, и слабые, формирующиеся сообщества "граждан Сети". Однако, у подобных государств всегда останутся серьезные вопросы развития: "надолго ли это решение" и "как это решение зависит от мировых тенденций развития Интернет сегодня"?

В западных государствах вопрос формы отношения "Государство и Интернет" решается на основе существующих форм демократии и традиционных взглядов на права человека. Более того, поскольку такие современные контекстные надстройки над Интернет, как электронная коммерция, дистантное обучение, виртуальные научные институты и лаборатории и многие другие приобретают черты самодостаточности и способствуют экономическому и интеллектуальному развитию общества, то Интернет рассматривается этими государствами как безусловная основа будущего глобального информационного сообщества, его прогресса и процветания.
(США продолжают лидировать на рынке информационных и коммуникационных технологий - ИКТ. Так доля ИКТ в США составляет 7,6%, а в Германии только 4,3%. То же касается и школьного образования - оснащенность школ США компьютерами составляет 80%, а в Германии - 40%.)

Глобальность социальных проявлений Интернет видна уже сегодня. Вот только несколько примеров.
Скорость изменения и распространения знаний привело к необходимости менять профессию, полученную в институтах или колледжах каждые 5-6 лет. Разумеется, это означает не кардинальную смену профессии, а построение "профессиограммы", то есть процедуры непрерывной "подстройки" профессии под изменяющиеся условия рынка труда (этот феномен "изучения на ходу" называется learning by doing). Подобное изучение, учитывая его массовый характер, уже не возможно реализовать только с помощью традиционных высших и средних учебных заведений.
Кроме того, кардинально меняется и сама фигура и роль учителя. Так появилась концепция и различные реализации дистантного и домашнего обучения (я не буду подробно касаться этого интереснейшего феномена ориентированного на полное исключение фигуры учителя из учебного процесса).

Далее. Благодаря естественной интерактивности Интернет стал влиять на публичные и частные высказывания политиков в средствах массовой информации. Имеется в виду "обратная связь от "народа" к политикам, которая куда легче реализуема через Интернет, чем через все еще труднодоступные рядовому гражданину выступления в прессе или по ТВ. (Вице-Президент США А. Гор однажды по этому поводу сказал, что Интернет создал условия для появления новой формы "афинской демократии", когда каждый гражданин сможет оказывать достаточно ощутимое влияние на принятие решений в области формирования политики всего государства.)

Информационная доступность и Интернет-реклама существенно повышает скорость распространения инноваций, что делает проблему интеллектуальной собственности и авторских прав ключевыми проблемами XXI века. Это объясняется тем, что благодаря информации, полученной из Интернет, доля рынка для конкретной инновации может вырасти практически мгновенно, а в результате лавинообразного роста ее потребления это может привести как к росту "рынка лицензий", так и к массовому нарушению авторских прав.

В начале своего исследования мы уже говорили, что Интернет стал социальным символом и утилизирован обществом в соответствии со сложившимся пониманием его феноменов. В этой связи отметем следующие заблуждения, влияющие на развитие Интернет и его взаимодействия с государством, а именно: во-первых, Интернет - это не средство связи и не каналы связи, во-вторых, Интернет - это не средства массовой информации и, в третьих, Интернет - это не средство производства.

Государству очень выгодно смотреть на Интернет только с этих точек зрения - это и проще и позволяет применить к нему стандартные понятия законодательства. Но такой взгляд только ухудшит положение государства и его потенциальные возможности развития. Для объяснения этого утверждения попытаемся ответить на естественный вопрос: "Что же такое Интернет?" Интернет, безусловно, несет в себе все три вышеназванных качества, однако, он обладает и другими мировоззренческими свойствами и свойствами "человеческого фактора", которые превращают Интернет в глобальную доступную среду интеллектуального взаимодействия человечества. Вот почему степень развития Интернет в государстве является на сегодняшний день критерием развития в этом государстве демократии. В этой связи представляет интерес взгляд на Интернет, как на "общественное место" (авторское право принадлежит Сергею Гульчуку), в котором допустимо только то, что допустимо в традиционном общественном месте. Такая точка зрения только подчеркивает эволюционный характер понятия "киберпространства" и его генетическую связь с найденными "коллективным разумом" человечества формами социального информационного общения.

Немного футурологии

По поводу Интернет, разумеется, не следует впадать в эйфорию, видеть в нем панацею от социальных болезней и сбрасывать со счетов традиционные качества общества. Формирование интеллектуальной среды - длительный, болезненный процесс и дальняя перспектива. На этот процесс еще не раз будут воздействовать традиционные политические, религиозные и националистические доктрины и институты. Кроме того, следует учесть, что "граждан Сети" и "Мигрантов" пока еще очень мало по сравнению со всем остальным человечеством. Даже по сравнению с населением развитых стран.
Однако темпы роста Интернет, темпы проникновения его феноменов в массы, гуманистическая естественность его формирующейся идеологии, самодостаточность и общедоступность основанных на Интернет механизмов экономического и социального развития (электронная коммерция, дистантное обучение, виртуальные лаборатории, электронные библиотеки) делают Интернет самым действенным реальным фактором развития стран мира и человечества в целом в XXI столетии. По крайней мере, другой фактор, столь же стремительно воздействующий на вектор прогресса пока еще не проявился.

С научной точки зрения, Интернет для человечества - это фактор самоорганизации, а самоорганизация, как известно, проходит через точки бифуркации. Какими они будут - сегодня трудно сказать. Можно предположить только то, что первая же точка бифуркации серьезно повлияет на весь будущий облик человечества, которое может избрать для себя путь коллективного разума или регионального изоляционизма.

В развитии Интернет серьезную роль будет играть теория и приложения виртуальной реальности и искусственного интеллекта.
www.u.arizona.edu
users.jagunet.com

Если технологические среды систем виртуальной реальности смогут конкурировать с первой сигнальной системой (по характеру генерируемых для модальностей сигналов), а системы искусственного интеллекта смогут конкурировать со второй сигнальной системой (по характеру генерируемого уровня вербальности информационного обмена), то человечество получит еще один феномен Интернет - иллюзию непосредственного проживания в среде Интернет. В этом случае, как мы уже упоминали выше, "внешность" пользователя не будет играть никакой роли, поскольку она может быть заменена любой аватарой (что, впрочем, делается уже сегодня в "альфа-мирах"). В этом случае число "граждан Сети" будет расти еще более стремительно (скорее всего, число "Мигрантов" является константой по отношению к общему числу населения).

Если же сетевые системы искусственного интеллекта будут непосредственно выходить на робототехнические производства, то "граждане Сети" смогут столь же непосредственно принимать участие в изготовлении товаров и услуг.

Описанная выше обобщенная схематически структура отношений в Интернете будущего здорово смахивает на "кнопочное общество потребления" фантастов начала кибернетической эпохи, поэтому в оценке "адекватности" этой модели развития человечества следует учитывать, кроме чисто психо-физиологических и социальных ограничений диктуемых человеческой генетикой и историей также энергетический, финансовый факторы, а также : случайность. Но дальше писать я еще не готов и поэтому ставлю здесь точку. Пока...


Webmaster
(c) I.A. K.I.S.S.